Татарский пролив

Татарский пролив отделяет остров Сахалин от материка Азии и соединяет Северное Японское море с Охотским. Наиболее узкая и мелкая, примыкающая к устью реки Амура, часть Татарского пролива называется также проливом Мамио-Ринзо, или проливом Невельского.

Глубина Татарского пролива в южной и средней части как вдоль материка, так и вдоль Сахалина уже вблизи берега весьма значительна, особенно около выдающихся в море крутых мысов. На пространстве между Императорской гаванью и заливом Де-Кастри глубина на расстоянии 2 миль от берега достигает от 32 до 37,8 м., около мыса Лессепса  на расстоянии одного кабельтова от берега - от 51 до 60 метров, в некоторых местах даже до 100 метров точно так же и на стороне острова Сахалина, направляясь между этим островом и островом Моннероном, Лаперуз не нашел ни одной глубины менее 100 метров. От залива же Де-Кастри к северу глубина Татарского пролива быстро уменьшается, что послужило основанием для старинных мореплавателей считать Сахалин полуостровом. На параллели Де-Кастри глубина нигде не превосходит 56,6 метров, между мысами Сущева на материке и Тык на Сахалине в середине пролива 24 метра; в самом узком месте, где ширина пролива равна 7 км., именно между мысами Лазарева и Погоби, глубина всего 10 метров. Глубина узкой части пролива местами значительнее у берега, нежели в середине, и в общем глубины здесь настолько невелики, что только суда с осадкой до 7 метров свободно могут проходить из Северного Японского моря в Охотское.

Татарский пролив По физическим свойствам Татарский пролив представляет северное продолжение Северного Японского моря, но в узкой его части благодаря притоку пресной воды из Амура соленость его очень незначительна. У мыса Елисаветы и в заливе Надежда вода содержит не более 16,4 и 16,2 частей соли на 1 000, у мыса Лазарева вода годна для питья, а в заливе Де-Кастри в воде находится от 16 до 18 частей на 1 000.

Благодаря малой солености узкая часть пролива ежегодно замерзает во всю ширину от Амурского лимана на юге приблизительно до селения Тык или по крайней мере до мыса Лазарева, южнее он замерзает только по берегам. Заливы и губы пролива замерзают с ноября и декабря, хотя свежий морской ветер и ломает в них лед; однако, защищенные от ветра заливы бывают покрыты льдом до апреля. Весной в пролив заходят льды из Охотского моря и Амурского лимана. С октября в Татарском проливе дуют сильные западные и северные ветры, при которых температура падает нередко ниже – 30 градусов, дующие летом восточные ветры понижают температуру лета. Летом по всему проливу господствуют туманы. Приливы и отливы в Татарском проливе довольно заметны, особенно в узких частях его заливов. Самый значительный прилив замечен в заливе Де-Кастри, где в сизигии (время, когда небесное светило, Земля и ее спутник Луна выстраиваются на одной прямой) он достигает 2,7 метров, в Императорской гавани он равен 1,2 м. Из заливов по берегам Татарского пролива наиболее замечательны на материковом берегу. Материковый берег Татарского пролива к югу от устья Амура низменный и плоский, до мыса Уарки здесь встречается только один крутой и высокий мыс Джуаре. Против мыса Уарки находятся 8 островков Хадземив. От залива Де-Кастри до Императорской гавани по берегу встречаются хвойные леса, состоящие из ели, пихты, лиственницы с примесью березы, ольхи, клена и прочих видов деревьев, такой же лес встречается и в ближайших окрестностях Императорской гавани.

Татарский пролив, битый лед По долинам и ущельям в Татарский пролив стекают быстрые горные потоки с каменистым руслом; из них самые значительные реки Кэпи и Ыкки. Южнее Императорской гавани к берегу Татарского пролива подходят склоны хребта Найта; последний тянется вдоль берега, вдаваясь в море мысами Джонго и Асиние. Близ устья реки Гидзюца береговая возвышенность прервана долиной реки Гидзю, южнее этой долины берег Татарского пролива состоит из высоких отвесных гор, местами вдающихся в пролив в виде мысов. У ручья Улека возвышенность эта сливается с болотистым пространством, прилежащим с севера к реке Кэпи. Широкая долина этой речки упирается в небольшую, но глубокую бухту. Западный берег Сахалина против устья Амура покрыт песчаными дюнами, за которыми следует тундра, простирающаяся далеко внутрь острова. Плоский болотистый берег тянется к югу до мыса Уанды, лежащего против залива Де-Кастри, южнее берег становится крутым и холмистым. Под 51 град. северной широты находится залив Жонкиера. Между 49 и 48 градусами холмы переходят в довольно высокие горы, южнее же берег понижается. На всем протяжении сахалинский берег Татарского пролива, начиная от мыса Уанды, покрыт крупным хвойным лесом. В 1787 году мореплаватель Лаперуз входил в Татарский пролив, но, поднявшись до узкой части его и всюду встречая мели, пришел к ошибочному заключению, что между Сахалином и материком находятся отмели, обнажающиеся во время отлива. К такому же заключению пришли впоследствии Браутон (1796) и русский мореплаватель Крузенштерн (1805). Последний предполагал, что Сахалин – полуостров. В 1808 году японский землемер Мамио-Ринзо прошел по Татарскому проливу до устья Амура и таким образом первый доказал, что Сахалин есть остров. Однако результаты его путешествия долго оставались неизвестными европейцам, в том числе и русским. В 1846 году в устье Амура по Татарскому проливу пытался проникнуть Гаврилов; последний нашел устье реки Амура «недоступным для мореходных судов, ибо глубина на оном от 0,6 до 1,1 метра. Сахалин полуостров, почему река Амур не имеет для России никакого значения». В 1849 году Г. И. Невельской доказал, что вход в Амурский лиман из Татарского пролива доступен для судов всех рангов, а с севера, из Охотского моря – для судов, сидящих до 7 метров. В  самое устье Амура из Татарского пролива могут проходить суда с осадкой до 4,5 м., а из Охотского моря – с осадкой до 3,6 метров.